Военная тактика и стратегия Китая

В Китае сложилась оригинальная военная доктрина, которая была не только органической частью китайской цивилизации, но и, пожалуй, одним из самых утонченных ее выражений. Ее принципы, не имевшие аналогов в европейской военной науке, основывались на признании тесной связи между духовным состоянием полководца и объективным положением дел на театре военных действий. Говоря точнее, в Китае военачальник приравнивался к мудрецу, который занят духовным совершенствованием, лишен корыстных устремлений и потому способен внушить полное доверие собственным воинам и распознать все уловки врага. Более того, мудрый полководец может одним своим присутствием, как бы силою духа направить течение событий в нужное для себя русло.

Каноном воинской науки Китая считается трактат, приписываемый великому полководцу древности Сунь У (IV в. до н. э.). Всего же в Китае до нынешнего столетия было создано более двухсот сочинений на темы военной стратегии.

В традиционной военно-стратегической концепции Китая можно выделить следующие основные положения:

  • Стремление избежать внешнего противостояния, заменяемого принципом «следования» объективному ходу событий и использования силы самих обстоятельств.
  • Так называемое следование обстоятельствам, отличающее мудрого стратега, обозначает на самом деле не пассивность и тем более духовную косность, а, напротив, чуткое внимание бодрствующего духа. Мудрый стратег еще до начала войны умеет обезопасить себя от возможной агрессии.
  • Придание абсолютной, самодостаточной ценности единичным событиям, ибо событие и есть единственная реальность в китайской политике, где принцип неопределенности бытия (мыслившегося как бесконечность перемен) оправдывался абсолютной властью монарха.
  • Допущение сокрытой глубины, «второго дна» видимых событий. В китайской теории стратегии обман, хитрость с необходимостью сопутствуют каждому действию, как тень сопровождает тело, а эхо — звук. Если все внешнее — только отблеск внутреннего опыта, то истинное должно быть представлено ложным. Оттого же в игре стратегий верх одерживает тот, кто лучше себя скрывает и устраняется из внешнего пространства действий.
  • Поскольку явления окружающего мира — не более чем тени внутренних превращений духа, допускается и даже предписывается холодно-бесстрастное участие в игре жизни. В этой игре побеждает тот, кто видит больше и дальше противника. Неудачники сами виноваты в своих неудачах, ибо поражение есть свидетельство духовного несовершенства.
  • Признание двусмысленности, неопределенности каждого действия, которое является одновременно реальным и нереальным, истинным и ложным. Другими словами, всякое действие с необходимостью носит характер провокации. Отсюда известные положения китайской военной науки, которые гласят: ян проистекает из инь, жесткость рождается из мягкости, сосредоточенность — из расслабленности.